Когда жена — охотник

0

Фото автора

Я лет пятнадцать тому назад я поехал фотографировать тетеревиные тока в Кировскую область.

Есть там у меня приятель Рашид.

В те времена он работал егерем.

Примерно в километре от его избы располагается большой ток, на который слетаются до сорока петухов.

По современным меркам это большой ток. Галя собралась со мной.

Мне, мужики, повезло с любимой: она разделяет мою тягу к охотничьим приключениям и готова болтаться со мной по полям и лесам.

Словом, авантюристка она, как и ваш покорный слуга. Тем, кто привык к суровым мужским компаниям, возможно, не кажется хорошей идеей брать на охоту даму, но это не так.

Самые прожженные матерщинники в присутствии красивой женщины преображаются в галантных кавалеров с готовностью извиняющихся после каждого матюка. Они даже меньше матерятся, поскольку наговорить успели бы гораздо больше, но горячие извинения отнимают у них половину времени, которое в мужских компаниях они могли бы потратить более продуктивно. Все они наперебой стараются угодить ей и помочь.

Не успеет она взять в руки казанок, как уже кто-то с готовностью предлагает свои услуги в чистке картошки и щипании дичи, освобождая меня от хозяйственной рутины. Так что, дорогие мои, я только плюсы вижу в присутствии женщины на охоте. Особенно если эта женщина конкретно вам непосторонняя.

Словом, когда мы не охотимся с ней вдвоем, а попадаем в теплый мужской коллектив, я чувствую себя, как кот на Масленицу — лежу у костра и тихонько мурлычу в усы. А рядом скворчат сковородки и булькают казанки.

Приехали мы к Рашиду вдвоем. Притащили фотоаппаратуру и амуницию. Рашид днем сводил нас на ток, пока там не было птиц, показал свой шалаш. Галя меня и спрашивает: «Ты сразу утром снимать начнешь?» «Нет, — говорю, — утром просто на разведку схожу.

Посмотрю на ток, выберу место для скрадка, сообразуясь с расположением петухов, оценю освещенность и все такое. Из шалаша я снимать не буду. Неудобно с пуза снимать, и стоит он для съемок не слишком удачно по отношению к солнцу». «Я с тобой. А ружье возьмем?» «Давай, — пожимаю плечами, — возьмем».

Читайте материал "Универсальный подарок для жены охотника"

Ночью вышли, добрались до шалаша и заползли в него. Галя женщина миниатюрная, и мы, несмотря на то что шалаш рассчитан на одного стрелка, вполне в нем разместились, лежа на взятой с собой туристической пенке.

«Ты ружье-то расчехлять собираешься?» — тревожно вопросила она, видя, что я собрался кемарить до появления тетеревов. Я выполз из скрадка и заполз обратно с собранным ИЖ-27. Протолкнул его в бойницу и стал опять клевать носом. «Зарядил?» — толкнула она меня в бок. Я снова выполз и зарядил. «Какой дробью?» — не унималась она. «Свинцовой», — попытался отбояриться я.

«Понятно уж, что не деревянной, — она снова ткнула меня в бок. — Номер, спрашиваю, какой?» «Какая разница? — говорю. — Ты стрелять, что ли, собралась?» «Собралась! — с вызовом заявляет она. — Зря, что ли, у Рашида путевку купили?» «Пес ее знает, какой дробью? — сон у меня уже пропал. — Что я тут в темноте увижу? Что сунул в карман, когда выходили, то и зарядил.

«Пятерку», кажется. А путевку купили, чтобы Рашиду в зарплату что-то капнуло». «Ты продуктов целую машину привез, — ворчала Галя. — Он и без зарплаты месяц теперь проживет, а мы всего на неделю приехали».

«Галя, — говорю, — меня родители так научили, что едешь к родне в деревню на день, бери продуктов на неделю. Что они тут в сельмаге купить могут? Тем более теперь, когда в их магазине все сильно дороже, чем у нас в городе. Когда к тетушке твоей в деревню едем, и я тучу продуктов ей везу, ты что-то не возникаешь!»

 

фото: Сёмина Михаила

«Ну дай поворчать-то, — смирилась она. — Я хочу в тетерева стрельнуть. Суешь мне ружье постоянно при утках. А они летают, как метеоры, разве в них попадешь? А тут, когда они по полу ходят, я, наверное, не промажу».

Читайте материалы "Обложки журнала Охота и рыбалка XXI век: и здесь ищите женщину"

Полежали еще какое-то время. Вроде бы я задремал. Тьма кромешная. Вдруг шум подлетающей стаи, дружное хлопанье крыльев при посадке и смутное беление подхвостий в темноте. И тут же закипел, забурлил ток. Галя мгновенно вцепилась в ружье. Я покосился на свою лучшую половину. Глаза у нее светились, как у кошки, и внутри шалаша вполне уже можно было фотографировать, не используя фотовспышку.

А она уже заводила стволами, выцеливая ближайшего петуха. На наше счастье, петух, видимо, услышал шорох и повернулся в нашу сторону головой. Белое подхвостье, смутно видимое во мраке, исчезло. Галя на мгновение растерялась, но быстро собралась и повела стволом в следующее едва видимое подхвостье.

Я успел положить ладонь на планку ружья, мешая ей целиться. «Убери руку!» — громко сказала она. Петухи дружно снялись и улетели. «Ты что наделал? — замогильным голосом спросила она. — Ты все сломал и испортил!» В сердцах оттолкнула ружье и, извиваясь ужом, поползла на выход.

Хорошо, братцы, быть здоровым, как лось, и при этом иметь мелкую и тонкую, как стрекоза, половину: я поймал ее за воротник и подтащил обратно.

— Даже не думай извиняться! — категорически заявила она и попыталась снова выползти.

— Ляг и не двигайся! — сказал я. — Остынь!

— Дома остыну, — заявила она, пытаясь выползти из курточки, за которую я ее ухватил.

— Хватит гундеть! — сказал я. — Ляг, не бранись. Они сейчас вернутся.

— Правда? (С детской надеждой в голосе).

— Правда! (С категоричностью морского волка).

— Ты меня не обманываешь?

— Никогда! Ты, самое главное, не горячись! Я всего два патрона взял. Зачем стрелять в темноте, когда можно дождаться утра, выбрать любого петуха и, не торопясь, добыть?

Читайте материал "Вперед назад к матриархату!"

Минут через пятнадцать тетерева вернулись. Самые осторожные еще какое-то время подлетали поодиночке, когда ток уже закипел. Начало сереть. Уже можно было разглядеть темные силуэты тетеревов среди пожухлой травы, а белые подхвостья были совсем хорошо различимы. Галя опять взялась за ружье.

Я не стал мешать: кое-как уже было видно токующих птиц. Она выцелила ближайшего петуха, и я увидел, как оружейные стволы клюнули вниз.

— Ты его нарочно не зарядил? — громко спросила она. Тетерева улетели. Она опять оттолкнула ружье и полезла на выход. Я снова поймал ее за шиворот и подтащил к бойнице:
— Сколько раз тебе говорить, что у ижевских ружей автоматический предохранитель? Ты вот эту кнопочку трогала?
— Нет, — испуганно пролепетала она.
— Ну а куда тогда опять поползла?
— А ты думаешь, что они еще раз вернутся?
— Уверен. Только с предохранителя снять не забудь.

Читайте материал "О дамской охоте и охотницах"

Минут через двадцать начали подлетать тетерева. Стало совсем светло. Ток опять закипел. Петухи сходились, делали выпады друг на друга, некоторые азартно дрались, хлопая крыльями и таская друг-дружку за перья на шеях и затылках. Галя смотрела во все глаза, забыв про ружье.

Потом я углядел в ее взгляде какую-то тяжелую мысль: она поджала губы и насупила брови. «Вон тот — самый злыдень!» — едва слышно прошептала она, взяла потихоньку ружье и хлопнула по третьему от нас петуху. Тетеревов, как ветром сдуло, а «самый злыдень» остался лежать.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Яндекс.Метрика